Какие НКО нужны России?

13.10.2009

В статье раскрываются отдельные аспекты действующего законодательства, ухудшающие положение НКО по сравнению с коммерческими организациями. Это не только сокращает благотворительную деятельность, но и делает ее бессмысленной и даже губительной для НКО, самостоятельно зарабатывающих средства на общественно - полезные и благотворительные цели

В последние годы много говорится о необходимости развития гражданского общества и его важнейшего института - некоммерческих организаций (далее - НКО). О повышении роли и значимости НКО, как в политической жизни страны, так и в законотворческом процессе сказано в Послании Президента РФ Д.А. Медведева Федеральному Собранию. Распоряжением Президента РФ от 8 мая 2009 года №289-рп образована рабочая группа по вопросам совершенствования законодательства РФ о некоммерческих организациях. Позже эта рабочая группа была расширена (Распоряжение №444-рп от 11 июля 2009 года).
Выступая 26 февраля 2009 г. перед участниками первой Конференции министров социального блока государств- членов Совета Европы В.Путин заявил, что Правительство РФ создаст максимально благоприятную налоговую среду для социально-ответственных НКО. Вопросы развития благотворительности, добровольчества и поддержки НКО рассматривались 15 апреля 2009 года на заседании Совета при Президенте РФ по содействию развития институтов гражданского общества и правам человека.
Недавно состоялась отмена излишней волокиты при регистрации и перерегистрации НКО, упрощена отчетность, сокращены проверки со стороны госорганов. А 30 июля 2009 года Правительством РФ одобрена Концепция содействия развитию благотворительной деятельности и добровольчества в РФ (Распоряжение №1054-р), в которой, надо признать содержится признание, что что-то надо делать, обозначены меры поддержки НКО, которые впоследствии должны быть реализованы в виде законов и нормативных правовых актов. Президентом РФ создана рабочая группа по совершенствованию законодательства о НКО. Появилась надежда, что ситуация вокруг НКО, не на словах и в виде политических заявлений, а реально начнет меняться в лучшую сторону.
Ведь не секрет, что и в царское время, и в советский период было множество различных добровольных обществ: любителей природы, охотников и рыболовов, добровольных спортивных обществ (к примеру, Динамо), ДОСААФ, ОСВОД, общества инвалидов и других. Эти общества существовали и осуществляли свою благотворительной деятельности не только за счет пожертвований (кстати, меценатство было очень развито в дореволюционное время), а преимущество за счет оказываемых услуг и выполняемых работ в различных, в том числе социальных сферах. Добровольные общества обладали необходимыми ресурсами, имуществом, квалифицированным персоналом. А где же они сейчас? Подавляющее большинство в лихие 90-е приказали долго жить, имущество было распродано или иным образом утрачено. Если судить по данным, содержащимся в ежегодном докладе Общественной Палаты Российской Федерации « О состоянии гражданского общества в РФ», доля выживших добровольных обществ, осуществляющих свою общественно-полезную деятельность, зарабатывая, а не привлекая средства извне, в общей массе НКО ничтожно мала. А те, что каким-то чудом сохранились, увы …. обречены на исчезновение либо реорганизацию во что-то иное. При этом количество НКО, сориентированных исключительно на пожертвования и гранты (читай бюджетные средства) растет из года в год и превышает уже 150 тысяч!
Почему? В действующем законодательстве (статья 31 ФЗ-7 «О некоммерческих организациях») содержатся нормы о государственной поддержке НКО в виде налоговых и иных льгот и преимуществ, в том числе в виде размещения среди НКО государственных и муниципальных социальных заказов в порядке, предусмотренном ФЗ-94 «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд».
Предусмотрена возможность полного или частичного освобождения от оплаты за пользование государственным или муниципальным имуществом и ряд других.
А что же на самом деле? Все с точностью до наоборот! Совсем недавно отменены преференции при аренде помещений НКО. Запретили использовать в качестве места расположения руководящего органа НКО жилые помещения. По прежнему общественно- полезная и социально-значимая (по сути благотворительная) деятельность НКО осуществляется только из чистой прибыли, то есть из того, что осталось после уплаты всех налогов и прочих обязательных платежей (исключение лишь у РОСТО-ДОСААФ, см. ст. 251 и 265 НК РФ и некоторых обществ инвалидов, получающих в качестве компенсации субсидии).
Хуже того, по ряду позиций действующего налогового законодательства крупные (общероссийские) НКО, самостоятельно зарабатывающие и направляющие средства на указанную уставную социально-значимую деятельность, находятся даже в худшем положении, чем обычные коммерческие организации (!), которые, в отличие от НКО полученную прибыль тратят на нужды своих учредителей. А НКО направляя заработанную чистую прибыль на общественно-полезные нужды (читай, осуществляя, по сути благотворительность и оказывая поддержку государству и обществу) вынуждены терпеть не двойное, а даже тройное налогообложение!
Одной из таких общероссийских общественных организаций является Всероссийское добровольное пожарное общество (далее - ВДПО). Так вот, только в 2008 году на общественно полезные мероприятия в сфере пожарной безопасности ВДПО были истрачены свыше 200 млн. рублей отчислений от чистой прибыли. А в виде налогов, сборов и отчислений в бюджеты различных уровней и государственные фонды с этих средств уплачено свыше 700 млн. рублей!
Вот и возникает вопрос, а необходима ли государству и гражданскому обществу общественно- полезная деятельность таких НКО, и есть ли на самом деле декларируемая государственная поддержка? Или государство делает ставку на те НКО, которые осваивают привлеченные средства в виде пожертвований (в этой связи предусмотрены льготы по формированию целевого капитала) и бюджетные средства?
По гражданскому законодательству общероссийская НКО – это организация c единым уставом и общим имуществом, а его структурным подразделениям этот имущество передается в оперативное управление (ст.32 ФЗ «Об общественных объединениях»). Но по налоговому законодательству – каждая структурная единица такого объединения (региональное отделение, местное на уровне города, района) является отдельным юридическим лицом, т.е. самостоятельным налогоплательщиком (в системе ВДПО их 874). К чему это приводит? Денежные средства (отчисления, которые направляются местными районными и городскими отделениями на реализацию уставных общественно-полезных целей на уровне субъекта РФ или на федеральном уровне из чистой прибыли, и с которых уже начислен и уплачен налог на прибыль, при дальнейшем передвижении внутри НКО от одной структурной единицы к другой, опять становятся объектом налогообложения, и с них уплачивается во второй и в третий раз налог на прибыль!
И это несмотря на полную взаимозависимость, как было сказано выше, структурных подразделений различного уровня крупных НКО! Так как в НКО нет уставного капитала, то и нет необходимого критерия, указанного в пункте 11 статьи 251 Налогового кодекса РФ для исключения этих доходов из налогооблагаемой базы по налогу на прибыль.
А вот иные организации (коммерческие), в отличие от НКО подпадают под действие указанной статьи и освобождены от уплаты налогов! У них не учитываются при определении налоговой базы при начислении налога на прибыль доходы в виде имущества, полученного безвозмездно от организаций, если уставный капитал получающей (передающей) стороны более чем на 50 процентов состоит из вклада передающей (получающей) организации (пп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ). То есть, для организаций, являющихся взаимозависимыми лицами, посредством участия в уставном капитале, предусмотрено исключение двойного налогообложения доходов налогом на прибыль. Прибыль после налогообложения одной стороны не облагается повторно при получении средств из нее другой стороной.
Законодательство позволяет общественным объединениям осуществлять предпринимательскую деятельность, а полученную прибыль направлять на уставные общественно- полезные цели (читай- благотворительность). Вот и наша общественная организация для этого осуществляет подобную деятельность, содержит рабочие места (свыше 7 тысяч), имеет имущество и оборудование. В этой связи учрежденные обществом хозяйствующие субъекты (ООО), а также региональные и местные структурные подразделения ВДПО участвуют в конкурсных торгах и тендерах в сфере пожарной безопасности, вынуждены конкурировать с коммерческими организациями, не на равных, а на худших условиях.
По сути своей (выручка, стоимость активов, численность работающих) все они являются малыми предприятиями. Однако согласно ст. 4 ФЗ-209 «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» к субъектам малого и среднего предпринимательства относятся внесенные в единый государственный реестр юридических лиц потребительские кооперативы и коммерческие организации, а также физические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица (далее - индивидуальные предприниматели), крестьянские (фермерские) хозяйства. Исходя из этой статьи к субъектам малого и среднего предпринимательства не относятся не только некоммерческие организации, непосредственно, но и учрежденные ими хозяйствующие субъекты со 100% уставным капиталом (так как, доля участия в уставном капитале, принадлежащая одному или нескольким юридическим лицам, не являющимся субъектами малого и среднего предпринимательства, не должна превышать 25%).
Согласно п.5 статьи 7 указанного выше ФЗ-209 определены преимущества участия субъектов малого предпринимательства в поставках товаров, выполнении работ и оказании услуг для государственных и муниципальных нужд и регламентированы в ФЗ-94 «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». В нем (ст.15), в частности сказано, что государственные и муниципальные заказчики обязаны размещать заказы у субъектов малого предпринимательства в размере не менее, чем 10% и не более 20% годового объема закупок. А заявки НКО и учрежденных ими организаций на участие в торгах, котировках, в которых участниками являются субъекты малого предпринимательства, подлежат отклонению (п.4 статьи 15 ФЗ-94)!
Кроме этого, субъектам малого предпринимательства представлено преимущественное право приобретения арендуемого имущества, они законодательно защищены от проверок со стороны надзорных и контролирующих организаций, разрабатываются и реализуются целые программы поддержки малого и среднего предпринимательства.
Однако для НКО непосредственно, и учрежденных ими коммерческих организаций путь к таким мерам государственной поддержки закрыт, они автоматически поставлены в более невыгодные условия на рынке.
Вот и получается, что общероссийские НКО не только не имеют каких-либо преференций и преимуществ (кроме РОСТО), но их положение даже ухудшено с точки зрения налогового законодательства по сравнению с коммерческими организациями!
С таким дискриминационным положением в предпринимательской деятельности по извлечению доходов на осуществление общественно-полезной деятельности НКО весьма трудно соответствовать своему предназначению, и конкурировать с теми, кто реально имеет налоговые и иные преимущества и расходует средства в личных целях. Поэтому возникает резонный вопрос, а нужны России НКО, которые осуществляют свою общественно-полезную и социально значимую деятельность преимущество за счет собственных доходов от разрешенной законом предпринимательской деятельности, при этом содержат рабочие места, имущество, платят налоги? Или нужны только те НКО, которые сориентированы на пожертвования, дарение, спонсорскую помощь и бюджетные средства в виде грантов и субсидий?

Следующая >>>